6 сентября 2009 г.

Побочный эффект. Часть пятая


Он ухватился за борт самыми кончиками пальцев. Лодка снова ударилась об опору, чиркнула металлом о бетон, накренившись под весом сталкера. Тут же с берега ударил луч света — Арчи включил свой прожектор:

— Чисто! Никого. Давай, греби к берегу.

— Легко сказать...

Взявшись за борт двумя руками — как за спасательный круг, — Жила принялся за работу. Как учили в детстве, когда нужно было держаться за пенопластовую доску и колотить ногами по воде, чтобы двигаться вперёд. Только теперь он тянул тяжёлое судно на себя. Тяжёлые сталкерские ботинки, оказывается, неплохо загребают воду. Меньше чем через минуту он снова почувствовал под ногами дно:

— Эх, бурлаки на Припяти!



Упёршись в дно, он потянул лодку, развернув её поперёк течения. Толкнул изо всех сил — и вот она уже упёрлась носом в берег. Арчи схватился за ручку на носу и ловко втащил её подальше. Нужно было осмотреть добычу.

Пока Жила брёл к берегу, Арчи и Филадельфия копались в лодке.

— А неплохо лодочка сохранилась! — удивился Арчи, едва начав осмотр. — Алхимик, глянь-ка, что там в багажнике?

— Где?!

— Вон люк на носу, перед ветровым стеклом. Учись, учёный!

Филадельфия открывал крышку осторожно, словно боясь, что оттуда кто-то может выскочить. Арчи продолжил осмотр:

— Мотора нет. Вёсел — тоже. Плохо.

— Ничего, будем ложками грести. Ложка-то у тебя есть, железка? — весело спросил вылезший из реки Жила.

— Да я всё больше как-то руками.

При этом Арчи показал гимнастику для пальцев «мы писали, мы писали...», отчего его руки издали характерное механическое жужжание.

— Ладно. Подними-ка лучше лодку — надо дно осмотреть. Не хочу снова в воду.

Арчи взялся двумя руками за тупой нос лодки, и легко поднял его. Сверху заорал Филадельфия — сначала пронзительно, затем — глухо:

— Вы что там, сдурели? Я в люк провалился!

— Ну и как там? Есть интересное? — поинтересовался Жила.

— Сначала верните меня на землю. Только нежно!

— Погоди. Сейчас дно осмотрю.

Никаких дыр вроде бы не обнаружилось. Зато Жила обнаружил кое-что другое:

— Конечно, она хорошо сохранилась. Эта «Казанка» выпущена уже после Первой аварии, в девяностых. А то и позже. Я ведь в рыбацком посёлке вырос, на озере, так что знаю. У старых днище другой формы. Такие дела.

Арчи аккуратно положил лодку. Жила помог Филадельфии выбраться из люка. Тот вытащил за собой потрёпанный рюкзак. Ничего интересного внутри не оказалось. Батон, несколько банок тушёнки, пол-палки колбасы, да коробка патронов для ПМ.

— Сегодня гуляем! — провозгласил Жила и протянул патроны Филадельфии. — Заслужил!

Продукты выглядели свежими. Значит, лодкой пользовались совсем недавно. Быть может, её хозяин находится где-то неподалёку. Брать чужое, конечно, нехорошо. Но — само приплыло! Привязывать надо было...

На том и порешили. Оставалось найти что-нибудь плоское и, желательно, лёгкое. Не ложками же, в самом деле, грести! Жила забрал у Арчи свой автомат и пошёл обыскивать мост. Ему повезло: у самого края пролёта стоял грузовик. Вернее, часть грузовика: кабина была аккуратно срезана аномалией. Но главное — кузов был в относительной сохранности. Деревянный кузов. Двух широких досок будет вполне достаточно.

Первая поддалась легко. А вот со следующей Жиле пришлось повозиться. Своими действиями он явно нарушил царившее на мосту равновесие. Остатки грузовика опасно раскачивались, внутри обломков что-то скрежетало. Хрустнула вторая доска, едва не вырвавшись из рук сталкера. Грузовик медленно сползал к краю.

— Не хочу никого пугать, но, кажется, сейчас будет «плюх». Возвращаюсь с вёслами.

Он уже спустился к лодке, когда с реки раздался обещанный звук. Самое время отчаливать. Сейчас сюда половина Зоны сбежится. А любопытных мы не любим...

Они столкнули лодку в воду. Последним запрыгнул Арчи, оттолкнувшись от берега всей мощью экзоскелета.

— Красиво тут. Жалко, удочки не взяли! — пошутил Арчи, когда они проплывали мимо тонущего грузовика.

— А что, тут есть кого ловить? — поинтересовался Филадельфия.

— А как же! Во-от такие! — широко развёл металлические руки Арчи. — В диаметре.

Жила решил, что настала его очередь возмущаться:

— Раньше не мог сказать? Я бы в воду хрен полез тогда!

— Вот именно. И были бы мы сейчас без лодки.

— Ага. И без меня...

— Внимание, сталкеры! Все, кого съел псевдосом, шаг вперёд!

— Вот только «долговских» шуточек нам тут не хватало. — подозрительно покосился Жила.

— Ладно, ладно. Сейчас вот реку переплывём, а там и Зоне скоро...

Договорить Арчи не успел. С дальнего берега раздался тяжёлый, клекочущий вой. Даже не вой, а хрип — как будто кто-то пытался набрать побольше воздуха, чтобы как следует прокашляться. Звук был не из приятных. И тварь, его издававшая, на вид наверняка ещё неприятнее, чем на слух.

— ...Конец, — шёпотом закончил храбрую фразу Арчи.

Сталкеры положили «вёсла» на дно лодки, стараясь сделать это как можно тише. Жила прильнул к окулярам бинокля:

— Это же псевдогигант, чтоб его! Откуда здесь-то?

Сталкер не верил своим глазам. Никогда раньше он псевдогиганта не видел, хотя был наслышан о нём. Тварь, тупая и злобная, носилась вдоль берега, опасаясь заходить в воду. Это было хорошо. Но и уходить двуногая сволочь явно не собиралась. Это, конечно, было плохо.

Гасить псевдогиганта электричеством, скорее всего, бесполезно. Да и батареек жалко. При таком ажиотаже они им ещё понадобятся. О том, чтобы пустить в ход автомат Жилы, не было и речи. Они не доплыли и до середины реки; с такого расстояния, да ещё и с лодки, большая часть пуль уйдёт мимо цели.

Лодку начало разворачивать вбок. Приходилось всё время поворачиваться, чтобы не выпускать цель из виду. В бинокль Жила видел, как тварь задрала лапу — сейчас пустит ударную волну. На суше это — очень неприятная вещь. Что же случится сейчас?

— Вёсла! Фил, гребёшь в обратную сторону, разворачиваемся! Нос на мутанта! Арчи, сел в середину, сразу за нами!

Псевдогигант топнул. Поднялись брызги, от берега пошла ударная волна, быстро набравшая жуткую высоту. По крайней мере, мутанта из-за неё не было видно.

— Давай, носом к волне! Греби! — заорал Жила.

Они едва успели повернуть лодку носом к волне.

— Держимся!

Лодка едва клюнула носом вниз и тут же задралась, взлетела на волне. Жиле показалось, что они висели в воздухе несколько секунд. Затем словно что-то оборвалось: «Казанка» обрушилась вниз. Во все стороны хлынули брызги. Жила приготовился к следующему удару: сейчас нос взрежет вторую волну. Но её не последовало. Псевдогигант нервно бегал взад-вперёд вдоль берега, копя силы для следующего удара.

— Быстро. Гребём отсюда!

— Я... весло потерял.

— Совесть ты потерял! Сейчас он всех нас накроет тут...

— Давай мне, — приказал вдруг Арчи. Вы двое садитесь вперёд.

Жила передал свою доску. Арчи неуклюже завертелся, разворачиваясь спиной вперёд. Корма предательски погрузилась в чёрную воду. Схватив алхимика за шиворот, Жила дёрнулся к носу. Они уселись возле самого стекла, и лодка приняла более-менее нормальное положение.

Арчи начал грести — одной доской, как мог, зато изо всех механических сил. От этого лодка двигалась рывками, неровно и судорожно. Но всё же они удалялись от моста. И приближались к Припяти.

Вскоре псевдогигант скрылся из виду. Арчи отложил весло. Они переложили свои вещи на нос лодки, и она ещё немного выровнялась.

— Больше грести пока не стану, — заявил Арчи, — и так нормально плывём. Буду подруливать, если что. А вы спите пока. Нам ещё долго.

Действительно, даже без помощи сталкера лодка медленно двигалась на север. Вряд ли Филадельфия сейчас сможет заснуть. А вот бывалый Жила возможности не упустит.

Он улёгся поудобнее. В принципе, если только их не будут долбить псевдогиганты, плавание обещает быть сравнительно безопасным. Готовясь уснуть, Жила выключил ПНВ. Он лежал на дне лодки, и мог видеть только тусклую, неясную темень неба. Оно было почти чёрным. Почти, потому что чернее был только силуэт сидящего на корме Арчи. Жиле казалось, что лодка плывёт в абсолютной пустоте — бесшумно и плавно, движимая неведомой силой. Он подумал, что это, наверное, очень красиво. Вот только было в этой красоте что-то пугающее. Он никак не мог понять что.

Часом позже ему приснился ответ. Их лодка плыла на север. А река Припять течёт на юг.

***
Тяжёлый транспортный вертолёт висел над посёлком, словно сомневаясь, стоит ли вообще садиться. С вертолёта «Новый-21» не выглядел опустевшим. Во дворах у костров сидели несколько сталкеров, из своих лабораторий высыпали алхимики и, словно пингвины, застыли, уставившись на вертолёт. Но даже сверху в позах всех этих людей было заметно какой-то напряжение, ожидание чего-то неизбежного.

Полковник (тот самый, что приезжал сюда устанавливать «официальную власть») проверил приборы. Всё было чисто — можно садиться. Вертолёт плавно скользнул к окраине посёлка и сел неподалёку от «квартала алхимиков».

Через две минуты полковник был в кабинете Старика.

— Верно ли понимаю, что они ещё не вернулись?

— И вряд-ли в ближайшее время вернутся. Но вы можете подождать здесь. Места хватит.

— Спасибо за гостеприимство, — полковник явно не знал значение слова «ирония», — но речь сейчас не об этом. В интересах ваших людей (если, конечно, они ещё живы) доставить артефакт сюда как можно скорее. Тогда, возможно, мы ещё сумеем кого-то из них спасти. Кажется, у вас уже есть один пострадавший?

Отрицать что-либо было бессмысленно. Особенно после того, что полковник рассказал Старику дальше.

— Давайте навестим вашего... больного, — предложил полковник в конце рассказа.

Они направились к дому Проглота.

Выйдя на улицу, полковник чутьём старого вояки ощутил на себе сразу несколько взглядов. Причём большинство — через оптические прицелы. Это не укрылось и от внимания Старика. Значит, Винт выполнил все его инструкции. Половина сталкеров укрылась в заранее подготовленных убежищах, откуда вести бой можно было довольно долго. Теперь единственный способ что-то с ними сделать — это сравнять посёлок с землёй.

— Расскажи, кто помогал тебе, — приказал полковник Проглоту.

Тот рассказал. Про «жертву» контролёра, про аномалии. Про то, как незнакомый сталкер почти довёл его до места, и потом пропал. Затем полковник обратился к Старику:

— Передайте это описание вашей группе. Пусть немедленно возвращаются. Особенно, если они его уже встретили. Как, говорите, его звали? — переспросил он у Проглота.

— Кажется... Арчи...

***
Жила вспомнил, как был здесь в прошлый раз. Это было в той, прежней жизни, теперь уже безвозвратно давно. В те времена в Припяти нужно следовало опасаться одной лишь радиации. Самым страшным видом мутантов были двухголовые телята, рождавшиеся где-то на окраинах будущей Зоны. Проводники тогда назывались экскурсоводами, и за вполне определённую сумму могли довезти любого желающего хоть до самого саркофага. Везли с комфортом, на импортных микроавтобусах, с остановками по требованию.

Тогда сюда ехали, чтобы пощекотать юные нервишки. Об артефактах или аномалиях и думать не могли. Просто была какая-то авария, случившаяся до рождения большинства «гостей». И в результате получился гигантский аттракцион под названием «Капсула времени: не забудьте взять дозиметр».

Сейчас всё было по-другому. Из прежней обстановки остался только обязательный щёлкающий прибор. Автобусы здесь больше не ходят, а вот оружия стало куда как больше.

Под утро они заняли одну из верхних квартиру в многоэтажке на окраине Припяти. В центр города пока лучше не соваться, а отсидеться можно и здесь — даже с некоторым комфортом и неплохим видом. Жила стоял на балконе и осматривал окрестности.

Вот дорога к ЧАЭС. Прямой выход к сердцу Зоны. Или к её мозгу? Иногда Жиле казалось, что Зона разумна.

С другой стороны дома — если выйти на балкон квартиры напротив — было видно колесо обозрения. Оно, наверное, могло бы стать одним из самых мрачных символов Зоны — по-прежнему новенькие ярко-жёлтые кабинки, в которых никогда никто не катался. На фоне разрухи они выглядят особенно печально. Но в этот раз вблизи Жила их так и не увидел — подходить к колесу, которое сверху донизу искрится «электрами», ближе, чем на километр, сталкер не собирался.

Вместо этого он предпочёл разглядывать неясные пока контуры атомной станции. Почерневший от времени горб саркофага — неестественно огромный даже с расстояния в три километра. Объект «Укрытие». Возможно, сейчас там, внутри, гораздо безопаснее, чем здесь. По крайней мере, вердикт о безопасности их укрытия скоро вынесет Арчи — он как раз отправился на осмотр дома.

Конечно, когда они поднимались наверх, то смотрели по сторонам и прислушивались к каждому шороху. Вроде бы дом был пуст. Именно это и настораживало. Поэтому Арчи пошёл на разведку.

Тем временем Филадельфия, убедившись в отсутствии поблизости лишних глаз, не мог удержаться от изучения артефакта. Он достал контейнер, выданный ему Арчи, включил широкополосный сканер и приготовился записывать его показания. В комнату вернулся насмотревшийся пейзажей Жила:

— Что это ты делаешь?

— Не мешай. Изучать буду.

— Что, и контейнер откроешь? Знаешь, что с Проглотом стало?

— Зна... Ну да. Точно.

Алхимик с сожалением убрал контейнер обратно в рюкзак. Заверещал лежавший рядом сканер. Неужели контейнер?! Филадельфия опрокинул рюкзак. Полностью закрытый контейнер вывалился на пол. Сканер продолжал верещать.

— Чей-то тайник! — догадался Жила. — Сейчас Арчи вернётся, и пойдём искать. Можешь пока сказать, что там?

— Погоди, пока не ясно...

Филадельфия принялся крутить ручки настройки. Тональность писка несколько изменилась. Алхимик вглядывался в цифры на дисплее, шевелил губами, что-то вспоминая.

— Эхо-сигнал какой-то нечёткий. Он далеко, наверное. И вот эта сигнатура — видишь — она незнакомая совершенно. Я не помню такого артефакта. Мы его ещё не находили! Эх, с нашим бы сравнить!..

Они понимали, что лучше не сравнивать. Неприятности у Проглота начались на третий день обладания «горбушкой». Но кто знает, сколько времени достаточно, чтобы подхватить эту дрянь? Сейчас на пару минут откроют, а через день-другой... Нет уж. Сейчас найдут тайник, а дальше видно будет. Если что, у Жилы как раз остался пустой контейнер.

Сигнал сканера снова изменился, стал настойчивей и чаще. Филадельфия взглянул на экран:

— Есть стабильное эхо! Он... приближается!

Жиле почему-то сразу вспомнилась классика — фильм «Чужой». Только сейчас было гораздо страшнее, чем тогда, дома на диване перед телевизором. Когда же он в последний раз видел телевизор?

— Жила, сделай что-нибудь!

Они достали оружие. Жила рассудил, что противник скорее всего появится в дверях, поэтому скомандовал:

— К стене! Держи окно, я — дверь.

Послышались шаги. Сканер забился в истерике.

— Какое мощное излучение! — пробормотал Филадельфия.

Шаги приближались. Филадельфия уже мог расслышать знакомое шипение, и на всякий случай слегка отвёл ствол в сторону. В дверном проёме возник Арчи. Филадельфия что-то сообразил и выключил сканер. При этом вид у него был, словно у пойманного за руку начинающего карманника.

— Это у него... — прошептал он.

— Вы чего, мужики? — удивлённо прохрипел Арчи.

— Да это... Прибор вот сглючил. Нечисть какую-то засёк. А этот, — он кивнул в сторону алхимика, — запаниковал.

— Ничего, бывает. А прибор твой и впрямь глючит. Нету тут никого.

На всякий случай они забаррикадировали дверь. Из остатков мебели устроили небольшой костёр в ванне. Получилось удобно — и тепло, и снаружи пламени не видно. Самое время приготовить чего-нибудь горяченького и немного подкрепиться. Но оказалось, что никто не голоден.

Тихонько загудел вибровызов в КПК Жилы. Сталкер достал компьютер и открыл сообщение. Хорошо, что под маской не видно, как менялось выражение его лица. Несколько минут Жила сидел молча. Никто ничего не спрашивал.

Он в сотый раз прокручивал в голове содержание сообщения. Прав, прав был Старик, когда не хотел его отправлять на это задание! Тогда зачем всё-таки отправил? Он ведь мнение по нескольку раз на дню меняет. Про таких говорят — «семь пятниц на неделе». Ночью скинул, чтобы зашифровались и не отсвечивали. Теперь вот — это...

Главное — не показывать алхимику. Запаникует. Или того хуже. Если только, конечно, если он не знал всего этого заранее. Впрочем, непохоже. Сидит вон, косится тревожно. Всё норовит эту чёртову «горбушку» из контейнера вынуть. А уже и жрать никто не хочет. Началось...

Простые инструкции. К артефакту не прикасаться. Не выкидывать. Контейнер не открывать. Возвращаться на базу. Всех, кто будет набиваться в спутники, брать с собой. Желательно живыми. За триста метров до посёлка отрапортовать о прибытии. Ждать.

Дополнительно Старик указал признаки заражения: отсутствие чувства голода и то, что он назвал «обильным кровотечением». В общем, как у Проглота. Жила попытался вспомнить каждую подробность рассказанной Проглотом истории. Подробностей получилось не так-то много. Быть может ещё и потому, что он постоянно прислушивался к собственным ощущениям, боясь ощутить во рту вкус поднимающейся крови.

Время от времени он заглядывал в трофейный монолитовский КПК, но никаких новых сообщений не было.

А вот ему снова что-то пришло. «Почему не отвечаешь? Подтверди получение инструкций. Мы поможем вам».

Жила нажал кнопку подтверждения.

— Какие все добрые стали! Это что, новый вид мутации?

— О чём ты? — удивлённо спросил Филадельфия. Видимо, в раздумьях Жила заговорил вслух.

— Поднимайся. Идём! — скомандовал сталкер.

— Так ведь только что...

— А пинка?

Алхимик медленно встал. Они вдвоём принялись разгребать завал у двери в квартиру. Жила принципиально не стал ничего говорить Арчи. Не зря, не зря он не доверял «железяке»!

Они спустились вниз. В подъезде действительно никого не оказалось. Арчи молча громыхал за ними следом, не задавая лишних вопросов.

— Куда теперь? — спросил озадаченный алхимик.

— За мной.

***
Дверь распахнулась от мощного удара. Плейшнер собирался было сказать своё коронное «Подите прочь!», но не успел. Тем лучше для него.

— Где они?! — прорычал комендант.

Плейшнер повернулся к приборам, стал крутить какие-то ручки:

— В Припяти. На окраине, где многоэтажки. Точнее не скажу — сигнал слабый. С момента начала наблюдения — это где-то час — остаются на месте.

— Какого рожна им там надо? Военных можем подключить, чтобы засечь точнее?

Плейшнер едва заметно улыбнулся:

— Уже подключили. Только они об этом не знают. Наше-то оборудование до Припяти не добивает...

— Моли Зону, чтобы это было действительно так.

В каком-то приборе глухо загудел зуммер. Плейшнер оглянулся.

— Есть движение.

— Куда?!

— Погоди, пока неточно. Через пару минут будет видно.

Они ждали. Поступили новые данные. Плейшнер вздохнул и нажал несколько кнопок: передал информацию в компьютер.

— Да что там у тебя? — не выдержал Старик.

Учёный молча развернул монитор, чтобы коменданту было видно.

— Ах, чтоб их всех!.. Продолжай наблюдение. Докладывать немедленно!

Комендант вышел из «лаборатории», быстрым шагом направился к своему дому. На главной площади он остановился и крутанул рукой, словно нарисовав в воздухе большую букву «О». Когда Старик вошёл в свой кабинет, сталкеры начали вылезать из укрытий.

— Надо поднимать вертушку, — сообщил Старик ждавшему его полковнику. — Надо... поднимать все вертушки.

Отправить комментарий