29 марта 2009 г.

Корабль-призрак

Холодная ночь. Огромный океанский лайнер полным ходом идёт на юго-запад. Возвышающаяся над волнами громадина освещает палубными огнями пенящуюся воду вокруг себя, остальной же мир вокруг судна погружен во тьму: виной тому новолуние и ледяная, колкая дымка — свидетельство присутствия в этих водах чего-то гораздо более внушительного, чем самый большой пассажирский лайнер, когда-либо построенный людьми. Это мельчайшие ледяные пылинки образуют вокруг носовых огней волшебный ореол, который завораживает взгляд. Где-то рядом — айсберги. В сравнении с ними корабль представляется жалкой скорлупкой, брошенной на произвол средь ледяных полей.

Далеко позади остался Саутгемптон — порт приписки, дом, родной английский берег. Впереди — Америка. На мостике стоит человек. Одного лишь взгляда достаточно, чтобы узнать в нём опытного морского волка — седая голова, мужественное волевое лицо, окладистая борода... Он много лет прослужил своей компании, и вот теперь, на заре нового века, получил в руки самый совершенный и дорогой корабль в мире. Казалось, в свои 62 года он давно не верил в сказки, но иначе как сказкой назвать всё происходящее было нельзя. Ко всему, что касалось корабля, были применимы только слова «самый» и «лучший». Самый большой, самый быстрый, самый дорогой, оснащённый лучшими двигателями и самыми последними техническими новинками. Человечество вступило в новый век, и корабль стал воплощением людских надежд и технического могущества. Судно не сходило со страниц газет уже за много месяцев до своего первого плавания. Журналисты наперебой сыпали цифрами, которые до сих пор кажутся невероятными. Гул церемонии проводов, казалось, всё ещё стоял в ушах капитана, хотя на мостике стояла тишина — двигателей отсюда было практически не слышно. В порту собрались тысячи зевак, желавших поглазеть на ставший знаменитым ещё до рождения лайнер и на его не менее знаменитых пассажиров. Ведь право подняться на борт и занять лучшие каюты заслужили самые богатейшие люди планеты. Уж в чём-чём, а в одном капитан был уверен — в рейсе его будет окружать самое изысканное общество. И эти люди получат за свои деньги тот комфорт и сервис, которые только можно себе представить. Они взяли с собой на борт свои вещи, свои автомобили, своих домашних животных. Их обслуживает лучшая команда во всей Англии, а то и во всём мире. Всё-таки трудно поверить, что это — не сказка, это — его корабль... Огромный и надёжный, настолько большой, что качка практически не чувствуется. Да и что ему качка — ему, выходящему в море уже почти полвека!

Но всё же что-то омрачает мысли седого капитана. Где-то в глубине смутные опасения точат червём душу. На строительстве судна погибли люди. Дурной знак для моряка. При маневрировании в порту Саутгемптона был момент, когда корабль чуть было не столкнулся с американским лайнером — зазевались на буксирах, команды которых были непривычны водить суда такого размера. С берега ничего не заметили, но событие малоприятное. Впрочем, к чёрту приметы! Какие суеверия могут быть в век технологий? Корабль был обречён на славу, и определённая доля этой славы достанется его первому капитану.

Но беспокойство не покидает его. Пожалуй, надо освежиться. Капитан поднялся на верхнюю палубу. Сейчас здесь никого, лишь ночной колючий ветер носится над судном, обжигая каждого, кто осмелится высунуться наружу. Но капитан рад ему. Когда-то ветер был лучшим другом моряков, но теперь было ясно, что эра парусников ушла навсегда. А сейчас ветер просто поможет прогнать прочь чёрные мысли. Капитан крепко сжал поручни. Далеко внизу — океан. Он повсюду, до горизонта, одинаково чёрный. Но горизонта почти не видно — небо над головой так же черно, и только тусклые мерцающие из-за ледяной пыли звёзды позволяют примерно предположить, где кончается одно и начинается другое. Капитан подумал, что каждая ночь поражает молчаливой мощью природы, служит напоминанием о том, как ничтожны и малы мы в этом мире. Эта мысль посещала его каждую ночную вахту, а сколько их было за эти годы! И каждый раз это ощущение чего-то незримо огромного рядом потрясает до глубины души...

Глубина. Нехорошее слово. Почему-то сейчас оно кажется особенно зловещим. Стоп, спокойно. Под ногами — не тысячи метров до дна, а всего десятки — до поверхности воды. Корабль надёжен, как надёжен и его капитан. Он пытается понять причину охватившего его волнения, и наконец понимает её. Но боится признаться себе в этом, ведь всё это кажется невозможным, бредом сумасшедшего!

Звёзды. Теперь звёзды будто отражаются в воде. Капитан вглядывается в ночь. По правому борту — словно какие-то огни. Что это? Никакого другого судна поблизости быть не должно. Неужели айсберг? Через мгновение становятся видны страшные очертания. Огромный чёрный силуэт широкой кормы, почти вертикально торчащей из воды! Вот уже различимы три гигантских гребных винта. Тонущее судно всё ближе. Огни на судне еле светятся, вот-вот погаснут, но видно, что они уходят далеко под воду... Чёрная корма уже так близко, яркие лампы большого корабля осветили её всю сверху до... до воды. Неужели на мостике ничего не видят! Надо немедля брать лево руля, иначе погибающее судно распорет нас, как консервную банку! Но руки будто примёрзли к перилам.

Кажется, теперь другой корабль находится на расстоянии вытянутой руки. Вдруг со страшным звуком, описать который невозможно, корма начинает опускаться под воду, всё быстрее и быстрее. Моряк видит, как с неё что-то падает. Люди. Люди всё ещё держатся за поручни, срываются, прыгают в воду. И все они смотрят на него. Прямо в глаза. Ужасный звук становится всё громче, и теперь к нему прибавляется скрежет — корабли столкнулись. Всё уменьшающаяся в размерах часть другого судна стремительно проходит вдоль правого борта, разрывая его обшивку. И теперь, глядя сверху вниз, капитан отчётливо видит название погибшего. Огромные белые буквы. «Титаник». И чуть ниже, поменьше размером: «Саутгемптон». Металлический скрип прекратился, и с громким хлопком корма «Титаника» скрылась под водой. Ни волн, ни водоворота. Не видно и людей.

Скорее вниз, стоп машины, SOS, шлюпки на воду! Но словно мгновенно постаревший на десяток лет капитан двигается как во сне. Или время вдруг потекло невыносимо медленно, и путь на мостик занял мучительные минуты... Никто не обратил внимания, как он вошёл. Нет сигнала тревоги, экраны светятся ровным светом, электроника сообщает, что всё в порядке. Компьютер ведёт судно прежним курсом, идеально точно поддерживая скорость. На радаре — ничего. «Сэр, с Вами всё в порядке?» Спасибо... Просто устал. Всё... хорошо.

Внезапно он разозлился на себя. Призрак «Титаника» преследовал его несколько последних месяцев. Слишком уж много совпадений было между легендой из прошлого века и его кораблём. Чересчур много. Но пропади оно пропадом, это сходство! В конце концов, его имя — Рональд Уорвик, а вовсе не Эдвард Смит. Его корабль — «Королева Мэри 2», а не «Титаник». Он служит в «Кунард Лайн», а не в давно несуществующей «Уайт Стар Лайн». И, чёрт возьми, проклятый корабль утонул 90 с лишним лет назад, и сейчас начало XXI века, а не XX-го! «Королева Мэри 2» почти на 80 метров длиннее, почти на 20 метров выше и почти в два раза шире. И этого «почти» вполне достаточно, чтобы призрак прошлого показался убогой шлюпкой по сравнению с ней — «КМ2» — верхом технического совершенства.

Капитан спустился в свою каюту. Кран брызнул ледяной водой, он ополоснул лицо. Из зеркала на него смотрит кто-то неуловимо знакомый. Это лицо он видел много раз на старинных фотографиях. Смит. Капитан «Титаника». Многие признавали значительное сходство между ними, но Уорвик всегда либо отшучивался, либо переводил разговор в другое русло — плохая примета. «Ты умер» — спокойно сказал он отражению. Ты утонул тогда, почти век назад. Тебе тоже было 62, но я проживу дольше. Гораздо дольше.

Теперь в зеркале снова Рональд Уорвик, и он улыбается. Через несколько минут настоящий сэр Уорвик идёт по палубам своего корабля, улыбаясь и кивая пассажирам. Это ведь словно город, и жизнь не прекращается здесь ни на минуту — в барах и ресторанах, в кинотеатре и ночном клубе. Многими палубами ниже готовят еду, стирают бельё — тринадцать сотен человек находятся в его подчинении, и все они трудятся на благо двух с лишним тысяч пассажиров.

Дверь с табличкой «Только для экипажа». За ней — узкая служебная лестница. Капитан торопливо спускается, останавливаясь, однако, перед каждым пролётом на долю секунды, словно боясь увидеть внизу воду... Вот и трюм. Светло, чисто и сухо. Ни малейших признаков столкновения.

Проклятье! Никакого столкновения не было. Это всего лишь призрак, выдумка! Впереди оставалась чуть больше недели пути, и сэр Рональд Уорвик совершенно точно знает, что приведёт свой корабль в порт назначения. А потом вернётся домой. Потом будут другие рейсы, и олимпиада в Афинах, где они с «Королевой Мэри 2» будут работать плавучим отелем. Капитан вернулся в каюту — всё же он действительно очень устал. Оставалось кое-что ещё...

Всё-таки надо завтра приказать закрыть чем-нибудь это панно в ресторане «Британия». Додумались тоже... Нарисовали не пойми что — вроде старую добрую первую «Королеву Мэри», но она так похожа на этом рисунке на «Мавританию», якобы замешанную в Той Истории. А некоторые пассажиры вообще уверены, что нарисован «Титаник». И эта картинка — размером с двухэтажный дом! Плохая примета...

Имена и названия подлинные, события вымышлены, все совпадения совершенно случайны.
Отправить комментарий